ГРОССМАН Василий Семенович

Материал из Российская Еврейская Энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

ГРОССМАН Василий Семенович (наст, имя Иосиф Соломонович) (1905, Москва – 1964, там же), писатель, прозаик. Отец инж.-химик, мать – учительница франц. яз. В 1929 после окончания физ.-матем. Л-та МГУ уехал в Донбасс. Работал в Макеевке лаборантом в НИИ по безопасности горн, работ, затем – зав. газоаналитич. лаб. шахты, позже – химиком-ассистентом в Донецком обл. ин-те патологии и гигиены труда, ассистентом в Сталинском мед. ин-те. Заболев туберкулезом, по совету врачей сменил местожительство и переехал в Москву. Работал инж. на карандашной ф-ке, позже зав. лаб. и пом. гл. инж. Опыт первых лет трудовой деятельности отражен в «Глюкауфе» (1934), «Цейлонском графите» (1935), «Повести о любви» (1937). Г. считал себя учеником М.Горького. Уже в одном из первых опубл. рассказов «В городе Бердичеве» (1934) была заявлена евр. тема. На развитие этой темы особое влияние оказала гибель матери в евр. гетто Бердичева.Годы войны – на фр., корр. «Красной звезды». В это время написаны пов. «Народ бессмертен» (1942) и начат ром. «За правое дело». Записные книжки той поры легли в основу кн. очерков «Сталинград». Очерк «Треблинский ад», изданный в виде брошюры, распространялся на Нюрнбергском процессе. Горестным плачем по истребленным евреям стал также очерк «Украина без евреев», опубл. только в эпоху гласности. Понимание войны как продолжения жизни в экстремальных обстоятельствах составляет основу гроссмановской военной темы, в т.ч. дилогии «Жизнь и судьба» – гл. произв. Г. К одним из сильнейших страниц дилогии относятся описания жизни и гибели евр. гетто. Трагедийное решение этой темы придает возвышенность ее звучанию, ром. становится страстным предупреждением против всякого рода дискриминаций. Второй ром. дилогии был арестован. После обращения писателя к Хрущеву его принял Суслов, сообщил, что ром. может быть опубликован «лет через двести-триста», и пообещал издать пятитомное собр. соч. Г. Но «Жизнь и судьба» была опубл. на родине писателя в 1988, а через год – пов. «Все течет» (1955–63), в к-рой едва ли не впервые в сов. лит-ре перед читателем предстала эпоха борьбы с космополитизмом: «вершинное» проявление гос. антисемитизма. Ж. «Октябрь» сначала не включил в публ. «Жизни и судьбы» гл. об антисемитизме и напечатал ее лишь через полгода, после возмущенного письма читателя, к-рый приложил свой экземпляр гл.